Jdi na obsah Jdi na menu
 


Специальный статус русского языка – самоубийство для Украины

12. 8. 2014

Россия рассматривает русский язык в качестве геополитического оружия для создания так называемого «русского мира», существование которого можно было бы использовать для агрессии под фальшивыми предлогами спасения русскоязычных, как это было сделано Гитлером в Судетах 1937 года. В то же время изменение конституционных основ применения языков будет противоречить ст. 10 Конституции, не предусматривающей понятия «язык со специальным статусом», и это может поставить под угрозу как законопроект в целом, так и всю конституционную реформу. Эту норму многие эксперты считают бомбой замедленного действия.

Два года назад Фонд «Демократические инициативы» решил провести опрос, чтобы узнать, что же беспокоит украинцев. Так вот, по результатам опроса, вопрос языка оказался на 31-м месте. Людей беспокоили совсем другие вещи. Сегодня, ввиду фактической войны и выхода на первое место соображений безопасности, языковой вопрос вообще отошел на задний план.
Тем не менее, именно этот вопрос заслуживает сейчас отдельного пристального внимания. Давайте задумаемся, почему русский язык так навязчиво предлагается нам как второй государственный.
«Это требование, которое возникло с первых дней возобновления независимости Украины, было альфой и омегой российской гуманитарной политики в отношении Украины. Москва требовала для русского языка в Украине особого статуса — если не государственного, то хотя бы официального. На это были брошены немалые силы РФ, внедрены программы поддержки русского языка за рубежом, на которые отводились колоссальные финансовые ресурсы. Почему так? Потому что Россия рассматривает русский язык в качестве геополитического оружия для создания так называемого «русского мира», существование которого можно было бы использовать для агрессии под фальшивыми предлогами спасения русскоязычных. Это оружие не так направлено на уничтожение украинского языка, как на создание формальных оснований вмешательства в дела суверенного государства, включая намерения ослабить чувства национальной идентичности украинцев и их восприятия Украины как собственного государства. В этом заключается суть многолетних усилий России по продвижению идеи внедрения в Украине русского языка как второго государственного.
Поскольку де-факто русский язык и так имеет привилегированный статус в Украине, то до аннексии Крыма и открытой агрессии на востоке Украины существовала угроза, что довольно скоро украинский язык мог быть вытеснен из употребления на большей части территории Украины из большинства сфер общественной жизни. Так было в свое время в Чехии: когда немецкий язык доминировал, чешский был вытеснен из употребления и труппы актеров гастролировали по населенным пунктам с постановками спектаклей на родном языке, чтобы тот не исчез.
С упомянутыми событиями большинство украинского населения, включая Восток, лишилось иллюзий о соседе как о старшем брате и риски русификации снижаются сами собой», — считает юрист-международник, профессор Владимир Василенко.

«Вопрос русского языка — не филологический, это инструмент уничтожения Украины. Все разговоры о защите русскоязычного населения в нашей стране не имеют под собой никакого основания. В Украине не зафиксировано ни одного нарушения прав этнических русских и русскоязычного населения на языковой почве», — убежден Владимир Андреевич.
Действительно, таких обращений нет ни в судах Украины, ни в Европейском суде по правам человека, ни у омбудсмена. Угрозы функционированию русского языка в Украине нет. А вот угроза функционированию украинского языка у нас действительно существует. В Украине сложнее купить книгу или периодическое издание на украинском, чем на русском.

Языковед, доктор филологических наук, директор Института украинского языка Павел Гриценко считает, что язык всегда был и остается фактором создания нации и государства. «Но за 23 года существования независимой Украины, к сожалению, украинский язык, задекларированный 10-й статьей Конституции Украины как государственный, в полном смысле государственным не стал».
В 1989 году, еще до обретения Украиной независимости, Верховный Совет УССР принял Закон «О языке», которым была зафиксирована государственность украинского языка в республике. Сейчас этот закон критикуют, но тогда он был не просто прогрессивным, а революционным. Документ предусматривал, что введение украинского языка как государственного в УССР будет происходить постепенно. Также было принято постановление о порядке введения в действие закона, где было расписано, в какой сфере и в течение какого времени произойдет внедрение украинского языка. Как ни странно, но сразу после провозглашения независимости об этом постановлении забыли.
Что было с языковой политикой во времена Януковича, нечего и говорить. Вся его языковая политика была направлена на выполнение требования Кремля внедрить русский язык как государственный.

Вопрос языка искусственный. Он отражает слабую политическую и юридическую позицию, несет сплошной деструктив в общество.
Осторожные политики опасаются, что окончательное признание украинского и только украинского языка государственным посеет раздор в стране, разъединит и без того ментально далекие Запад и Восток.
«Мы прячемся за понятия полиэтничности, полиязычности, и в мире есть много таких государств, и полиэтнических, и полиязыковых, но они в любом случае имеют мононациональный, моноязыковой стержень. Сегодня на территории Украины во многих сферах общественной жизни превалирует русский язык. Это неправильно. От этого следует постепенно отходить. Мы должны осознать, что искажение языковой ситуации в Украине — это результат десятилетий тоталитарной советской системы, где основным, центральным был русский язык. Мы, строя независимое государство, должны постепенно избавляться от этого тяжкого наследия, — считает П. Гриценко.

Законодательно обусловленное сужение сфер использования в общественной жизни русского языка — это нормальный закономерный процесс. В государстве должен доминировать государственный язык. Почему-то никого не удивляет, что во Франции доминирует французский, в Польше польский, а в Великобритании английский. В. Василенко считает: «Если украинский язык займет достойное место в общественной жизни, русский не будет уничтожен. Им будут пользоваться россияне и русскоязычные как в России, так и здесь. Русский язык — один из самых распространенных в мире, для России он государственный, и для него нет угрозы.
Поэтому довольно странными выглядят попытки новой украинской власти придумать для русского языка какой-то особый, специальный, чуть ли не официальный, статус. Но если вспомнить, откуда ноги растут, то первым жестко поднял вопрос второго государственного языка в Украине министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в марте 2014 года на встрече с госсекретарем США Джоном Керри. Этот вопрос был среди других требований, нагло предложенных Россией в качестве путей решения украинского кризиса. Надо осознавать, что на самом деле в Украине внедрения второго государственного языка требуют только представители ПР, КПУ и сепаратисты, выполняющие кремлевский заказ.

Внедрение русского языка как государственного — самоубийственный шаг для Украины. Главное понять, что эти уступки не утихомирят Россию, а наоборот — поощрят к новым требованиям, которые приведут к уничтожению нашей государственности».

Автор: Inga Lavriněnko
Источник: http://racurs.ua/596-specialnyy-status-russkogo-yazyka-suicid-dlya-ukrainy

(сокращено)